°C
$/€
Бывший замглавы Коми Буров и экс-министр финансов Стаханов рассказали на суде по делу Гайзера о застройке ботсада и работе в интересах региона
Бывший замглавы Коми Буров и экс-министр финансов Стаханов рассказали на суде по делу Гайзера о застройке ботсада и работе в интересах регионаВ Замоскворецком суде Москвы 4 июня на процессе по уголовному делу в отношении бывшего руководства Коми экс-заместитель главы Коми Александр Буров рассказал, что помогал решить вопрос с застройкой ботанического сада в Сыктывкаре, а экс-министр финансов Виталий Стаханов — что слышал о «команде Зарубина». Подробнее — в материале «7x7».

«Наверное, он знал, что я не откажусь»

Буров рассказал, что сейчас он на пенсии, но с 2010 по 2014 работал заместителем главы Коми, затем руководил Фондом поддержки инвестиционных проектов [с 2010 по 2015 год он входил в совет директоров Фонда, а после руководил Корпорацией развития республики]. По его словам, он курировал инвестиционный блок, Минпром и Минсельхоз, и поэтому был в курсе работы предприятий, которые принадлежали фонду. Но, например, подробности о передаче акций птицефабрики «Зеленецкая» он знает только из прессы.

Отвечая на вопрос экс-главы Коми Вячеслава Гайзера, принимались ли какие-то сомнительные решения, когда Буров был членом совета директоров фонда, бывший замглавы ответил, что поддержка акцентировалась на ограниченном круге предприятий и «было жаль, что некоторые решения принимаются». По его словам, если бы тогда поддержали, например, «Интауголь», то сейчас положение предприятия было бы значительно лучше.

Реорганизацию фонда Буров оценил положительно, так как его структура не позволяла эффективно управлять предприятиями — «Здравницы республики» и «Агрохолдинг» были практически самостоятельными. С Евгением Самойловым знаком как с депутатом Госдумы от Коми, а затем сенатором, но постоянных контактов с ним не было. Бурова больше интересовала работа предприятий, которыми владел Самойлов. Например, Княжпогостский завод ДВП и группа компаний ЛДК были банкротами, но серьезных финансовых вложений для исправления ситуации владелец не делал.

Буров несколько раз отметил, что никакого давления на него никто из фигурантов не оказывал, а у Гайзера была репутация сильного финансиста и успешного менеджера, который мог жестко разговаривать с подчиненными по рабочим вопросам. Решения совета директоров фонда, по его мнению, принимались в интересах предприятий и республики.

Также Буров вспомнил, что помог бывшему управляющему делами администрации главы и правительства Коми Александру Ольшевскому по вопросу застройки ботанического сада в Сыктывкаре. Последний, сославшись на одобрение на тот момент главы Коми Вячеслава Гайзера, обратился с просьбой представить его ректору Коми Государственного педагогического института Михаилу Китайгородскому, и Буров их познакомил.

Ольшевский, по словам Бурова, тогда говорил, что ботанический сад не работал полноценно из-за недостатка денег, и если будет решен вопрос о выделении части его территории под застройку, то строительная компания поддержит пединститут и приведет в порядок оставшуюся часть ботсада. Например, построит теплицы, а часть квартир в новых домах, возможно, была бы выделена институту.

— Наверное, он знал, что я не откажусь — когда ко мне обращаются, я стараюсь помочь, — рассказал Буров.

Ранее следствие сообщало, что в получении взятки за содействие в покупке части ботанического сада под застройку подозревается экс-начальник управления информации администрации главы Павел Марущак. Последний подробно расспросил свидетеля о себе, но Буров отвечал, что не знаком с работой обвиняемого и ничего сказать не может. В этом гособвинение увидело противоречия с показаниями, которые свидетель давал на следствии, и попросило суд огласить их.

Оказалось, что ранее в показаниях свидетель однозначно говорил, что средствами массовой информации республики «руководил Чернов через своего ставленника Марущака», но на заседании суда Буров не смог привести конкретных фактов такого руководства и предположил, что могли быть какие-то совещания с руководителями СМИ.

О «команде Зарубина»

На заседании допросили бывшего министра финансов Коми Виталия Стаханова. Он рассказал, что сейчас не работает, но в должности министра курировал вопросы бюджета, инвестиций и строительства. С обвиняемым экс-замглавы Коми Алексеем Черновым он познакомился в 2006 году, отношения у них были рабочие. Фонд поддержки инвестпроектов, по мнению Стаханова, аккумулировал активы и повышал качество управления имуществом.

С предполагаемым организатором преступного сообщества Александром Зарубиным он знаком, но виделся с ним всего два раза. Стаханов вспомнил, что Зарубин работал советником на тот момент главы республики Владимира Торлопова, когда свидетель вступил в должность замминистра финансов. По словам Стаханова, в кулуарах он слышал о существовании «команды Зарубина». На вопрос адвокатов обвиняемых, что лично он вкладывал в эти слова, свидетель объяснил, что ничего плохого не подразумевал, и это нормальное управленческое явление, когда какими-то процессами управляет команда.

Прояснить этот вопрос попытался и бывший глава Коми Гайзер; он спросил у свидетеля, кто конкретно говорил ему о «команде Зарубина». Свидетель ответил, что слышал это в кулуарах, но кто точно об этом говорил, он не может назвать. Затем экс-глава расспросил Стаханова о финансовых деталях работы с республиканскими предприятиями и упоминалось ли, что что-то делается в интересах Зарубина. Стаханов ответил, что фонд работал в интересах региона, а не конкретного лица или некой группы.

Создание фонда, по его словам, упростило управление предприятиями, а результаты работы фонда с 2010 по 2015 год были положительными — предприятия вышли на устойчивую работу из предбанкротного состояния. Кроме этого, переход в фонд хлебозавода и молокозавода помог сдержать цены на их продукцию, которая была социально значимой. Цены на нее на тот момент уже были выше, чем в целом по Северо-Западу.

В показаниях Стаханова прокуроры тоже нашли противоречия и зачитали то, что он говорил на следствии. В показаниях свидетель рассказывал, что как член совета директоров фонда не принимал самостоятельных решений. По его словам, иногда перед голосованием сообщалось, что решение уже принято, и оставалось только согласиться, проведение совета директоров сводилось к сбору подписей.

Организованное преступное сообщество, в которое, по данным следствия, входило руководство Коми, действовало с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года. Следствие считает, что фигуранты дела действовали в составе группы, которую создал предприниматель, экс-советник Торлопова Александр Зарубин для получения имущества, принадлежащего республике, получали взятки и похитили 100% акций птицефабрики «Зеленецкой». Ущерб от этого оценили в 3 млрд 346 млн 500 тыс. руб.

За время следствия и рассмотрения дела в суде два фигуранта дела Гайзера погибли. 7 мая 2018 года под колеса машины попал Алексей Соколов, который был генеральным директором компании «Комплексное управление проектами» (КУПРО) и доверенным лицом бывшего зампредседателя правительства Коми Константина Ромаданова. В 2016 году в СИЗО умер директор компании «Метлизинг» и фигурант дела Антон Фаерштейн. Основной версией следствия было самоубийство.

Владимир Прокушев, «7x7»

Комментарии к новости:
Имя:*
Комментарий:
b
i
u
s
|
left
center
right
|
emo
youtube
color
|
hide
quote
translit